remetalk (remetalk) wrote,
remetalk
remetalk

Categories:

Страна пребывания, или Как я защищал кубинскую революцию. 1. Призыв.

В июне 1985 года за чрезмерное увлечение  театром, и,  как следствие, слабую успеваемость, меня выгнали из института. Всю осень бомжевал, незаконно занимая койкоместо в политеховской общаге, кормился нерегулярными шабашками. К зиме, запутавшись в долгах  и личной жизни, решил продать гитару и сдаться властям.

Утром второго декабря пришёл в Выборгский РВК и потребовал предоставить мне возможность отправления гражданских надобностей. К законному требованию в военкомате отнеслись подозрительно - решили, что я скрываюсь от милиции. Прапорщик, не желая брать на себя ответственность, отправил меня к начальнику призывной комиссии майору Забирухину , который  после длительных уговоров выдал мне повестку на медкомиссию. Пятого декабря ровно в 8-00 меня, лишённого волос и паспорта, грустного и пьяного друзья погрузили в военкоматовский автобус.

Проснулся  на проспекте Обуховской обороны, у городского сборного пункта. Выстроенным в шеренгу призывникам Выборгской стороны предложили вскрыть сумки и сдать ножи и водку. Закончив шмон, нас поместили в кинозал, где уже сидело человек двести.  Проснулся в пустом зале.  В фойе нашёл прапорщика с бумагами.
- Товарищ прапорщик, вы меня забирать-то будете или потом прийти?
- Фамилие?
- Чьё?
- Твоё.
- Максимишин.
- Мудак! Я тебя три раза кричал. Вон автобус, куда едет не знаю, там разберутся. Бегом марш!

Автобус вырулил на Московский проспект и уверенно двинулся по нему.
- В аэропорт везут, - огорчились призыники.
Спрашиваю сопровождающего нас прапорщика-корейца с эмблемами войск связи:
- А куда едем, товарищ прапорщик?
- В жопу!

Ожидаемого поворота направо, - в Пулково, не случилось. Прибыли в город Пушкин, на пересыльный пункт п/п 116. Казарма - горчичного цвета  своды, коричневые стены, двухъярусные койки без матрасов. После пьяных проводов есть не хотелось, да и нечего было. Прошёл слух, что будем служить на территории Ленинградского военного округа. Новость эта порадовала и радовала до тех пор, пока я не изучил  на висевшую на стене  карту ЛенВО. Краснознамённый округ, как оказалось, включал все земли и воды от Бологое до Полюса. Угнетенный этим знанием, я уснул.

Просыпаюсь - опять пусто. Вышел в коридор - стоит строй, человек девяносто. Пристроился сзади. Давешний майор называет фамилии.
- Кого не назвал?
- Меня.
- Фамилия?
- Максимишин.
- Мудак! Где был?
- Спал.
- Ну ты, воин, даёшь! -  восхитился майор, - Я думал ты смылся! Твоя команда уже в Мурманске на повара учится.
Смачно ругнувшись, внёс меня в список.

Наша колонна  посредством двух электричек и метро добралась до  станции Левашово и углубилась в лес. « Кто умеет паять, - скомандовал  прапорщик-кореец, - три шага вперёд!». Делаю шаг вперед.
Через час мы вошли в ворота части. Встретил нас то  ли пьяный, то ли  по жизни весёлый обитатель будки КПП.  Настырно предлагал купить валенки.

Построились на плацу. Время 0-30. Шеренгу тут же окружили "деды", выпрашивая и выменивая часы и шмотки. Стояли долго. Наконец пришёл прапорщик и,  расшугав старослужащих, разделил нас на умеющих паять и паять неумеющих будущих артиллеристов. Вслед за сержантом всемером  последовали в ленинскую комнату второй роты учебного батальона связи. Сержант велел доедать остатки родительских харчей. Время от времени в комнату просачивались заспанные солдатики в несвежем белье. По рыку сержанта бесшумно исчезали, в случае удачи, унося с собой пирожок или кусок курицы. Наконец «Отбой!».

Проснувшись,  обнаружил, что всё содержимое  рюкзака (мыло, зубная паста, бритва, кремы до и после и т. д.) спёрто однополчанами. На дне лишь зубная щётка, томик Шевченко и пластинка с Гимном СССР и циничной гуткой на коверте, подаренная при прощании сионистом Шурой Гуровичем.
После зарядки завтрак. Перлловую  кашу с салом есть не стали. «Это у вас пирожки мамины в жопе булькают» - пояснил старшина. Он же после завтрака отвёл нас на склад, где плучили вещевое довольствие.

Остаток дня просидели в бытовке за рукоделием - пришивали пуговицы, шевроны, погоны. Между делом приходилось отвечать на вопросы начальников, прибывавшими по порядку возрастания чинов для осмотра пополнения. Первым был старшина. Фамилия, имя, год и место рождения, национальность.
- По правде или по паспорту?
- По правде я и так вижу.
- Тогда украинец.
- Гражданская специальность?
- Учился в Политехе на ядерной физике.
Это старшине не понравилось.

Следующим опросу подвергся Мишка Шуба, люмпен-студент, отчисленный, как и я, с третьего курса физфака, только университетского.
- Фамилия?
- Шуба.
- От это класс! - обрадовался старшина, - будешь обмундирование подписывать, а всё шуба. И шинель - шуба, и хэбэ - шуба, и валенки - шуба. Имя отчество?
- Михаил Юрьевич.
- Ёб твою! Как Гоголя ! - не переставал удивляться прапорщик.
- Работал кем?
- Учился в университете на ядерной физике.
- Пиздец второй роте. Взорвут.

Далее те же вопросы задавал командир роты - по виду, сильно пьющий усталый капитан. Он же сообщил, что нам повезло, поскольку служить будем под Ленинградом, а не на ЗФИ (Земля Франца - Иосифа), но ещё ничего не поздно исправить. «Служить здесь легко, кормят хорошо и часто, да и вообще, много ли солдату нужно, насрал в штаны и радуйся, что тепло».

Начальник штаба батальона майор Столяров выступил с короткой энергичной речью, начав её так: «Вы эти мысли свои ебанутые из головы повыбросьте!»
Последним появился дневальный и по одному вызывал в канцелярию к ротному. Моя очередь. Стучусь, открываю дверь.
- Можно?
- Можно за хуй подержаться, - сообщил капитан, - В армии говорят «разрешите». Заходи по-новой.
Дубль «два».
- Разрешите войти?
- Входи.
- Ну?
- Вошёл.
Ротный эффектно обыграл слово «вошёл».
- Представляться надо, товарищ курсант.
Дубль «три». На этот раз удачно.
- На Кубу служить поедешь?
- Поеду.
- Пойдёшь в третий взвод.
- Есть.
- Есть, есть… На жопе - шерсть...

К вечерней проверке я уже был экипирован, а через три дня мне стало казаться, что в третьем взводе второй роты я родился и вырос.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments